Bceму вuнoй мeнmaлumem

В удобной люльке в самолёте, перед Женькиным креслом, сладко посапывая спала её полугодовалая дочурка Алёнка. Наконец-то она может вздохнуть свободно и расслабиться, она летела домой к родителям. Женя прикрыла глаза и воспоминания её несостоявшейся замужней жизни и последних часов в доме мужа, стали мелькать перед глазами, как кадры из фильма.

Он утверждал, что полюбил её с первого взгляда, а она наоборот, долго его боялась. Он был выше на голову, широченные плечи, горячий кавказский парень, красавец. Женя сторонилась, отнекивалась, когда он приглашал гулять. Но его долгие и красивые ухаживания покорили её сердце, и Женька сдалась — влюбилась.

В один из вечеров, после ресторана, когда она задержалась больше положенного и поняла, что квартирная хозяйка не пустит домой, расстроилась. Но Алишер успокоил, сказал, что он для неё снимет номер в гостинице, что была за углом. Администратор не хотела пускать без паспорта, но он сунул ей свёрнутую купюру и вопрос был решён. Он пошёл с ней, как будто провести до номера, но там и остался. Так была зачата Алёнушка.

Через четыре месяца они расписались, хотя его родственники были против. Старший брат даже предлагал ей денег, чтобы она сделала аборт и уехала из города. Но Женька разозлилась и показала ему фигу, сказав при этом, чтобы он купил себе закатывающую машинку для губ и пусть забирает своего братца, а она всё равно родит ребёнка. Для себя.

Уже после рождения дочери к ним приехала свекровь. В это же время у них гостили и её родители, приехали познакомиться с малышкой. Папа у Жени был представительный мужчина, бывший старшина флота — высокий, подтянутый, брюки всегда со стрелочкой. Свекровь была под стать ему ростом, она называла его Петро и брала его с собой в поход на рынок и в магазины.

Маму она демонстративно игнорировала, только подай да принеси, как и Женю. Она начала было возмущаться, но мама её одёрнула, сказала, что они и так против неё настроены, а если Женька ещё и матери нагрубит, то совсем в немилости окажется. А папа сказал:

— Я тебе что говорил, когда ты сообщила «радостную» новость, что за кавказца выходишь замуж — не майся дурью, найди хорошего русского парня, чтобы потом проблем не было. Теперь под их законы подстраивайся.

— Утешил, спасибо.

— Ты меня ещё и виноватым выстави — рассердился отец.

— Прости, пап, просто я не люблю, когда на меня давят или указывают, что мне делать, ты же меня знаешь, свободолюбивую Водолейку.

— Свою дочь, да не знать. — засмеялся папа — Поэтому и против был. Ладно, что теперь об этом говорить.

Родители разъехались и начались будни. Вскоре Женька на себе почувствовала, что значит быть замужем за человеком с другим менталитетом, ну и ещё плюс воздействие на него горячительных напитков.

Оказывается, очень быстро можно перейти из состояния полного расшаркивания перед человеком, до самого низкого отношения. Алишер пришёл домой за полночь, Женька на него стала ворчать, а он вдруг поманил её пальцем, а когда она подошла, этим же пальцем показал на ботинки:

— Сними.

Женя обалдела от этой наглости и показала фигу:

— Рехнулся что ли, больше ничего не хочешь, чтобы я тебе сняла?

Он глянул на неё злым взглядом, а потом замахнулся и дал ей пощёчину:

— Ты дрянь и моему брату фиги крутила? Как ты могла, он мне сегодня рассказал, как ты неуважительно с ним обошлась, а он просто предложил помощь.

— А ты очень уважительно поднял руку на женщину — жену и мать твоего ребёнка, браво, горячий кавказский мужчина. А твой братец предложил мне деньги, чтобы я сделала аборт и вообще уехала. Кстати, я, наверное, дура, надо было взять деньги и дёрнуть от тебя подальше.

— Ты лжёшь, мой брат не мог такое предложить.

Женя посмотрела на него и поняла, что спорить и доказывать обратное — бесполезно. Она решила конкретно поговорить с ним завтра, когда он протрезвеет и о пощёчине, и о дальнейшей жизни. Наутро, когда он проспался, Евгения начала с ним разговор:

— Я тебе на полном серьёзе хочу сказать, если ты ещё раз поднимешь на меня руку, ты нас с Алёнкой больше никогда не увидишь. Это одно. Второе, я не лгала, когда сказала тебе о том, что твой брат предлагал мне деньги на аборт.

— Женечка, родная, прости меня, чёрт попутал, да и братья напели про тебя, вернее, Махмуд, теперь-то это понимаю. Я был зол и эмоции перевесили здравый смысл.

— Я тебя прощу, но это и правда будет первый и последний раз — повторилась Женя.

Прошло несколько месяцев, к ним пришёл в гости Махмуд. Женя сделала вид, что вроде всё нормально и она ничего не знает про его подначивание. Она накрыла на стол и ушла в комнату к Алёне.

Дочь спала, и тут она увидела, что забыла налить ей водички, проснётся и сразу будет пить просить и пошла на кухню. В коридоре она остановилась, когда услышала, как его брат предлагает мужу отдавать часть зарплаты, потому что ему не хватает на машину и он согласился. Женя возмущённая залетела на кухню и крикнула:

— Это что за фигню ты предлагаешь, мы значит, с маленьким ребёнком, должны жить на копейки, потому что тебе не хватает на машину? Зарабатывай, ты же мужчина.

— Женщина, выйди немедленно с кухни, здесь разговаривают мужчины — крикнул Алишер.

А Махмуд сидел и ехидно улыбался. Женя не сдержалась:

— Мужчины! Я, вижу, самовлюблённых идиотов, которые не считаются ни с чем, только свои амбиции выставляют на первый план.

И тут Женьке прилетел кулак в глаз, а потом ещё. И тут сквозь слёзы она услышала подначивания его братца:

— Правильно, брат, надо поставить её на место. Распустила язык.

Женька выскочила с кухни, закрылась в комнате и разревелась навзрыд, но тихо, чтобы не разбудить дочь. Вскоре она услышала, как хлопнула входная дверь. Недолго думая, Женя нашла в интернете сайт, на котором купила билет к родителям на ближайший рейс, самолёт вылетал через четыре часа, в 21-10, и она вполне успевала. Женя знала, что муж вернётся далеко за полночь, он с братьями всегда долго засиживался, она в это время уже будет у родителей.

Быстро собрала свои и Алёнкины вещи, получилось два чемодана, один большой и второй поменьше. Она позвонила своей подруге, у них была машина и попросила помочь, обрисовав в двух словах свою ситуацию. Они не отказали и вскоре в дверь позвонили. Света с Сергеем помогли ей вынести вещи и коляску и были с ней до последнего в аэропорту, пока она не пошла на посадку.

Завозилась в люльке Алёнка, хорошо, что просыпается, пришло время кормить малышку, памперс пора менять, да и приземляться уже скоро будут. Их должны встречать родители на своей машине, она им позвонила перед вылетом, объяснять ничего не стала, просто сказала, что по приезде всё расскажет. Но просила, если вдруг будет звонить муж — вы ничего не знаете.

***

В зале ожидания она сразу увидела отца, он стоял с каким-то молодым мужчиной, смутно знакомым. Когда подошла поближе, тогда узнала, это был Пашка, её школьная любовь. «Странно, что он-то здесь делает» — подумала Женька.

Отец нахмурился, когда увидел разукрашенное синяками лицо дочери, они с папой обнялись, он забрал у неё из рук внучку, а потом сказал:

— Вот, встретил твоего школьного друга, он провожал, а я сказал ему, что тебя встречаю, он предложил свою помощь, моя машина в ремонте.

Женя поздоровалась с Пашей, он стал очень видным мужчиной, представительный такой.

— Ты стала ещё красивей, тебе идёт быть мамой.

— Ну да, особенно сейчас — ей было стыдно, что после стольких лет он увидел её в таком неприглядном виде, с синяками.

— Ну раз обмен любезностями закончился, предлагаю пойти и получить багаж — предложил папа.

Багаж получили, до дома доехали без происшествий. Мама уже стояла на крыльце, когда близко увидела Женю, расплакалась. У них в семье никогда не было такого, чтобы папа поднял руку на маму или на дочь. Потом взяла у неё Алёну, которая до этого ревевшая, вдруг притихла.

— Ну вот, поменялись ролями, теперь бабушку придётся успокаивать — засмеялся папа.

Павел помог занести все вещи, мама пригласила его на чай, но он вежливо отказался и попросил:

— Очень поздно уже, если можно, завтра после работы забегу на чай.

— Хорошо, приходи — согласилась Женя.

Женя с родителями проговорили далеко за полночь, она им сказала:

— Я окончательно и бесповоротно ушла от Алишера, не смогу ему простить такого унижения. Ладно, первый раз ударил пьяный, а вчера он был совершенно трезв и бил уже осознавая, что делает. А что будет дальше? Да у меня к нему уже и тех чувств-то не осталось, он своим кулаком выбил его раз и навсегда. После выходных пойду подам на развод.

— Значит, живи дома, мать уходит скоро на пенсию, будет с Алёнушкой нянчится, а ты можешь устраиваться на работу. Всё, дочка, наладится, ты ещё встретишь свою судьбу. Зятю спасибо только за внучку-лапочку, такая она у нас красотулька, радость наша.

Утром позвонил Алишер, в начале орал в трубку:

— Что ты себе позволяешь, ушла из дома? Ты где шаришься с ребёнком?

— А можно не орать. Я дома у родителей.

— Как ты могла молча собраться и уехать, ты что меня позоришь перед людьми.

— Что, Махмуд под ухом поёт? Хватит, я к тебе не вернусь, ведь предупреждала, ещё раз поднимешь на меня руку – уйду совсем.

И тут он начал убеждать по-другому:

— Женечка, родная, вернись, ты же знаешь, я не хотел, это всё мои эмоции, я обещаю, что такого не повторится.

— Вот и живи со своими эмоциями, помогай братцу с покупкой машины и найди себе жену под свой характер и менталитет. Правильно папа сказал, мы совершенно разные, я никогда не приму ваших законов, когда женщину унижают и бьют просто за то, что она отстаивает честь свою и благополучие семьи. Я тебе желаю счастья и прошу тебя, ни просить, ни приезжать ко мне не надо, я окончательно решила развестись с тобой.

— Я не дам тебе развод и не отдам дочь.

— Ну ты уже глупости говоришь, дорогой. Хотя спасибо, что предупредил, я сегодня же пойду сниму побои, напишу заявление на тебя, что избил и мне пришлось убежать, а потом посмотрим, на чьей стороне будет закон. Ну как, согласен?

— Если бы ты не перечила, у нас бы всё было хорошо.

— Вот поэтому я желаю тебе найти женщину своего народа, они умеют молчать и чтут ваши законы. Разные мы. Прощай.

Вечером к ним в гости пришёл Павел с двумя букетами и большим, плюшевым мишкой под мышкой. Он с поклоном преподнёс цветы дамам, а игрушку поставил возле коляски её дочери.

— Какая она хорошенькая, как куколка, на маму в детстве похожа. Не зря же я был влюблён – шепнул он на ушко смущённой Женьке.

Мама пригласила их пить чай, а вернее, ужинать. Она сегодня приготовила Женино любимое блюдо – утка по-пекински. Павел не отказался, сказав, что от одного запаха у него слюнки текут. После ужина родители пошли заниматься с внучкой, а Женя с Павлом присели в беседке – поболтать.

— Паша, ты уже увидел мою историю, расскажи свою, как ты, где, жена, дети?

— Я тоже недавно вернулся в наш город, до этого работал в совместной зарубежной фирме в России, потом год заграницей, потом контракт закончился и фирма, на которую работал, полностью обанкротилась. А девушка, с которой хотел создать семью из-за этого ушла от меня, потому что думала, я снова поеду заграницу, и она в качестве жены со мной, но… Так что у меня никого нет.

Почему-то потянуло на родину, надоела суета большого города, свары и склоки на работе, кто быстрей столкнёт другого с карьерной лестницы – не хочу. Поэтому и не стал искать там новую работу. Здесь я устроился на хорошее и перспективное предприятие, купил двухкомнатную квартиру и теперь буду создавать крепкую семью.

— Ну и замечательно, у нас тоже хороший город. И я желаю тебе найти подругу жизни.

— Да, у меня уже есть небольшие намётки, просто пока девушку торопить не хочу.

— Я рада за тебя Паша.

— Ну а ты, вернёшься к мужу?

— Нет, ни за что и я ему сегодня об этом сказала. После выходных подаю на развод.

— Я считаю, что бить женщину, это не достойно мужчины. Раз ты бьёшь слабого, значит, ты слабее его духом и кулаком такие люди стараются самоутвердиться любой ценой. Хотя это вроде своего рода мужской инстинкт, но тогда, если хочешь выпустить пар: иди в спортзал, на войнушку, подерись с мужиками во дворе наконец.

— Ты всё верно, Паша говоришь. Я сейчас немного займусь своими личными делами, а потом тоже надо будет искать работу. Кстати, у вас на предприятие не требуются программисты?

— Бог мой, конечно же — да. Только вчера на совещании об этом говорили. Давай, делай свои дела, и я устрою тебя к нам, а пока придержу для тебя это место – обрадовался Павел.

У Жени всё помаленьку начало налаживаться. Подала на развод, хотя где-то глубоко в душе ей было и жаль Алишера, он по-своему её любил, она это знала. Но и она сама себя тоже любила и «грушей» для выплеска его эмоций не собиралась оставаться. На алименты подавать не стала, не хотела вообще никак от него зависеть. Выписалась из его квартиры, прописалась у родителей и с помощью Павла устроилась на работу.

С Павлом они виделись до устройства на работу всего один раз, теперь они стали работать вместе, он жил в её стороне и после работы часто подвозил её домой, иногда заходил на чай. Прошло почти полгода и как-то после работы, Павел предложил Жене на выбор: ужин в ресторане или в кинотеатр на новый фильм. Она его спросила:

— А как же та девушка, на которую у тебя были виды, пригласи её.

— Так я это и делаю. Понимаешь, Жень, ту детскую, первую влюблённость я пронёс через все эти года, и когда увидел тебя в аэропорту, знаешь, я обрадовался, думал, сердце из груди от счастья выскочит. Не торопился, чтобы тебя отпустила боль прежних отношений и ждал этой минуты, чтобы сказать тебе, как я тебя люблю.

Евгения тоже испытывала к нему нежное чувство, но боялась привязаться к нему, думала, что у него есть девушка. А сейчас она была счастлива услышать его признание и положив голову ему на плечо, прошептала:

— Пашенька, спасибо, мне так хорошо и спокойно с тобой. Я не буду врать, что я тебя очень люблю, но думаю, что моё теплое отношение к тебе, обязательно перерастёт в большую любовь.

Ещё через полгода они поженились.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *